С.Савченко
САГА О ВИННИ-ПУХЕ КАК ОБЪЕКТ СОЦИОНИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

Канонических Винни-Пуховых текстов существует несколько. Во-первых, √ текст самого А.Милна. Во-вторых √ перевод Б.Заходера. В-третьих и четвертых существует советская и американская мультипликационные версии.

Советская версия известна у нас очень хорошо, и, хотя у нас ее персонажей никто специально не типировал, де-факто сложилась следующая версия:
Винни-Пух √ Дама Мечей
Пятачок √ Рыцарь Кубков
Кролик √ Король Пентаклей
Сова √ Дама Пентаклей
Ослик Иа √ Паж Мечей

Перевод Заходера был проанализирован М.Гутом. У него получились следующие соответствия:
Кристофер Робин √ Паж Посохов
Винни-Пух √ Дама Мечей
Пятачок √ Рыцарь Кубков
Кролик √ Король Посохов
Сова √ Король Пентаклей
Ослик Иа √ Паж Мечей
Кенга √ Дама Посохов
Крошка Ру √ Рыцарь Пентаклей
Тигра √ Рыцарь Мечей

М. Гут приводит аргументы в пользу своей версии, разбирая действия персонажей в соответствии с работой модели предполагаемых типов.

⌠Установленные типы персонажей нуждаются в доказательстве. Поэтому берем в руки книгу  А.А.Милна ⌠Винни-Пух  и  все-все-все■, читаем ее главу за главой и смотрим, как проявляются типы персонажей в конкретных ситуациях.
Глава первая,
в  которой  мы  знакомимся  с  Винни-Пухом  и  несколькими  пчелами .
Цитата  1.1
Вот однажды, гуляя по лесу, Пух вышел на полянку. На полянке рос высокий-превысокий дуб, а на самой верхушке этого дуба кто-то громко жужжал: жжжж...
Винни-Пух сел на траву под деревом, обхватил голову лапами и стал думать.
Сначала он подумал так: ⌠Это ≈ жжжжж ≈ неспроста! Зря никто жужжать не станет. Само дерево жужжать не может. Значит, тут кто-то жужжит. А зачем тебе жужжать, если ты не пчела? По-моему, так!■
Потом он еще подумал-подумал и сказал про себя:
⌠А зачем на свете пчелы? Для того, чтобы делать мед! По-моему, так!■
Тут он поднялся и сказал:
А зачем на свете мед? Для того, чтобы я его ел! По-моему, так, а не иначе!
И с этими словами он полез на дерево.
Анализ 1.1
Поскольку жужжание - динамический полевой процесс, а сущностный смысл белой сенсорики - внешняя динамика поля .., то Винни-Пух легко устанавливает причину жужжания (белая сенсорика - 1 функция) и сразу же предпринимает прямое действие (черная логика - 2 функция) - лезет на дерево.
Цитата  1.2
≈ Доброе утро, Кристофер Робин! ≈ сказал Пух.
≈ Доброе утро, Винни-Пух! ≈ сказал мальчик.
≈ Интересно, нет ли у тебя случайно воздушного шара?
≈ Воздушного шара?
≈ Да, я как раз шел и думал: ⌠Нет ли у Кристофера Робина случайно воздушного шара?■. Мне было просто интересно.
≈ Зачем тебе понадобился воздушный шар?
Винни-Пух оглянулся и, убедившись, что никто не подслушивает, прижал лапу к губам и сказал страшным шепотом:
≈ Мед.
Анализ  1.2
Неудача с первой попытки забраться на дерево не смутила Винни-Пуха, и он демонстрирует присущую СЛИ изобретательность, направленную на достижение практической цели ≈ достать мед. Он пытается создать новую технологию действий (применение воздушного шара), демонстрируя сильную черную логику - 2-я функция.
... И так далее. 19 страниц текста.

В том, что герои советского мультфильма Пятачок и Винни-Пух √ Рыцарь Кубков и Дама Мечей я в общем-то не сомневался. Вернее, я не сомневался в масти и в том, что это дуальная пара.
Но в последнее время стали возникать сомнения в типе Винни-Пуха.
Винни-Пух √ Мифологический герой, такой же как Язон, Одиссей и дедушка Ленин. Мифологический герой не может быть интровертен. Об этом писал Джозеф Кемпбелл в своем великолепном исследовании ╚Тысячеликий герой╩
Мышление Винни глубоко иррационально. Неслучайно появление книги ╚The Tao of Pooh╩.
Но, если Винни иррациональный логик и экстраверт, а Пятачок √ интуитив и иррациональный этик, кто тогда Винни?
Очевидное решение ╚Король Мечей╩ сопроводилось не менее очевидным самообвинением уже не в квадральном, а типном шовинизме. Но и простое отрицание экстравертности Винни не помогало.
Кризис назрел. А назревший кризис автоматически предполагает возможность его решения. Мои поиски нниги ╚Дао Пуха╩ вывели меня на работу В.П. Руднева ╚Введение в прагмасемантику Винни-Пуха╩.
Я позволю себе привести обширную цитату из этой работы.

 "Характеры

Последний раздел психологии, который буквально просится быть примененным к ВП (Сага о Винни-Пухе) и на этот раз в общем почти лежит на поверхности, ≈ это характерология. Характеры в ВП удивительно выпукло и четко очерчены:
Пух жизнерадостен, добродушен и находчив, Поросенок тревожен и труслив, И-Ё мрачен и агрессивен. Кролик авторитарен, Сыч оторван от действительности и погружен в себя, Тиггер добродушно-агрессивен и хвастлив, Ру все время обращает на себя внимание. Как описать эти характеры на языке характерологии Э.Кречмера, П.Б.Ганнушкина, М. Е. Бурно?
Пух представляет собой выразительный пример циклоида-сангвиника, реалистического синтонного характера, находящегося в гармонии с окружающей действительностью: смеющегося, когда смешно, и грустящего, когда грустно. Циклоиду чужды отвлеченные понятия. Он любит жизнь в ее простых проявлениях √ еду, вино, женщин, веселье, он добродушен, но может быть недалек. Его телосложение, как правило, пикническое √ он приземистый, полный, с толстой шеей. Все это очень точно соответствует облику Пуха √ страсть к еде, добродушие и великодушие, полная гармония с окружающим и даже полноватая комплекция. Интересно, что знаменитые циклоиды √ герои мировой литературы в чем-то фундаментально похожи на Пуха: Санчо Панса, Фальстаф, Ламме Гудзак, мистер Пиквик.
Поросенок ≈ пример психастеника, реалистического интроверта, характер которого прежде всего определяется дефензивностью, чувством неполноценности, реализующимся в виде тревоги, трусливо-напряженной неуверенности, тоскливо-навязчивого страха перед будущим и непрестанного пережевывания событий прошлого. Мысли психастеника всегда бегут впереди действий, он анализирует возможный исход событий и всегда в качестве привилегированного рассматривает самый ужасный. В то же время, он чрезвычайно совестлив, стыдится своей трусости и хочет быть значительным в глазах окружающих, для чего прибегает к гиперкомпенсации. Психастеник имеет лептосомное телосложение ≈ маленький, ╚узкий╩. Таков Поросенок ≈ вечно тревожен, ожидает опасностей от больших животных и стыдится своей боязни, ему кажется, что надо предупредить своим поведением (в частности, речевым ≈ см. следующий раздел) эти надвигающиеся опасности, всегда готов спасовать, но, поддержанный другими, в трудную минуту может проявить чудеса храбрости, как это и происходит с ним в конце книги.
Сыч противоположен первым двум персонажам своей ярко выраженной аутистичностью, замкнутостью на себя и своем внутреннем мире, полным отрывом от реальности; построением имманентной гармонии в своей душе. Это свойство шизоида, замкнуто-углубленной личности. Сыч находится в мире гармонии ╚длинных слов╩, которые никак не связаны с моментом говорения, прагматически пусты. Он отгорожен от мира как будто стеклянной оболочкой. Мир кажется ему символической книгой, полной таинственных значений: он отрывает у И-Ё хвост, думая, что это дверной колокольчик; во время бури любуется на свой почтовый ящик (в который он до этого бросал письма, написанные самому себе) название дома (╚Ысчовник╩), написанное им на доске, для него важнее самого дома.
И-Ё прежде всего обращает на себя внимание своим постоянным мрачным настроением. Психиатр бы сказал, что он страдает тяжелой эндогенной депрессией, которая всецело овладевает личностью и управляет поведением. В таких случаях характер может деформироваться и приобретать противоречивое сочетание характерологических радикалов. Так, с одной стороны, И-Ё агрессивен и казуистичен, с другой, √ оторван от окружающего. Первое составляет существенное свойство эпилептоида √ напряженно-авторитарного характера, второе √ шизоида. Но настоящей авторитарности, так же, как и подлинного символического аутизма мы не наблюдаем у И-Ё. Он убежден, что все безнадежно плохо и все плохо к нему относятся, но в глубине души он достаточно тонок и даже, скорее, добр, особенно это видно в конце книги. Он может изощренно издеваться над собеседником (подробнее см. следующий раздел), но при этом в глубине души чувствовать к нему расположение. Таковы его отношения с Поросенком. И-Ё напоминает нам своим характером Ф. М. Достоевского. В психопатологии такой характер называется мозаичным, или полифоническим.
Кролик √ для него наиболее характерна авторитарность, стремление подчинить себе окружающих, сочетающаяся у него с комплексом неполноценности и механизмом гипер-компенсации в качестве способа его преодоления. Такую личность называют дефензивно-эпидептоидной. Это напряженно-авторитарный субъект, реалистический, но не тонкий, его самая сильная сторона √ организаторские способности, самая слабая √ неискренность и недалекость. Имманентный внутренний мир его практически пуст, для удовлетворения социально-психологических амбиций ему необходимы люди. Так, Кролик, особенно во второй книге, стремится все время что-то организовывать и кем-то командовать. Иногда ему это удается, чаще же он попадает впросак, так как в силу отсутствия глубины и тонкости не-дооценивает своих партнеров.
Тиггер √ в обрисовке его характера подчеркнуты незрелость (ювенильность) и демонстративностъ √ свойства истерика. Он стремится обратить на себя внимание, неимоверно хвастлив, совершенно не в состоянии отвечать за свои слова. Этим он напоминает Хлестакова и Ноздрева, но в целом он, конечно, не психопат и даже не акцентуант, его главный радикал, так же как и у Пуха, сангвинический с гипертимическим уклоном.
Ру характеризуется примерно теми же свойствами, что и Тиггер, √ все время стремится обратить на себя внимание, крайне эгоцентричен и гипертимичен, но в целом, конечно, будущий циклоид.
Кенга и Кристофер Робин, строго говоря, не проявляют себя как характеры, так как это, скорее, суперхарактеры. Подробнее о них см. в следующем разделе.
Все характеры естественным образом взаимодействуют друг с другом, и это в первую очередь проявляется в разговорах.
 Речевые действия
Характер человека опосредует его восприятие реальности. Но человек воспринимает реальность при помощи языка, и только при его помощи. Реальность такова, какой ее описывает язык (тезис лингвистической относительности Б.Л. Уорфа). Но язык не только описывает внешний мир, как считали в начале XX века логические позитивисты и ранний Витгенштейн, но активно воздействует на внешний мир, вступает в сложные взаимодействия с ним. К такому выводу пришла аналитическая философия 1930-40-х годов (оксфордская школа обыденного языка и поздний Витгенштейн), а подробно его разработала теория речевых актов Дж. Остина и Дж. Серля. ⌠Мы сообщаем другим, каково положение вещей; мы пытаемся заставить других совершить нечто; мы берем на себя обязательство совершить нечто; мы выражаем свои чувства и отношения; наконец, мы с помощью высказываний вносим изменения в существующий мир■.
 Художественная речь является неотъемлемой частью речевой деятельности. Если понимать язык так, как его понимали позитивисты, то художественной речи просто не остается места в речевой деятельности. Если считать, что язык описывает реальность, а художественная речь, как правило, ничего не описывает, то в этом случае художественную речь нельзя считать языком. И предложения художественной речи тогда не являются предложениями, так как они лишены истинностного значения. Но если понимать язык, как его понимали по-здний Витгенштейн и теория речевых актов, то художественная речь становится одной из форм жизни, одним из жанров речи, подобно молитве, ругани, игре в шахматы, публичной лекции, выяснению отношений, отданию команд, признанию в любви, проверке билетов в общественном транспорте, предвыборной кампании и т. д. и т. п.
Самое главное, что делают персонажи ВП, √ это то, что они все время говорят. Глагол ''сказал'' √ самый частотный в этой книге. Говорят они о разных вещах, и каждый говорит по-разному. У каждого свой неповторимый речевой портрет, тесно связанный с его характерологическим портретом.
Винни Пух. Его речь одна из наиболее сложных хотя бы потому, что он единственный (за исключением И-Ё в последней главе), кто пишет стихи. Сочинение стихов √ тоже разновидность речевой деятельности, причем одна из наиболее фундаментальных. Считается, что язык не может существовать без того, чтобы на нем не писали стихов. Сочинение стихов восходит к ритуальному рецитированию, повторению ритмически сходных отрезков речи, и сам стих, являясь кореллятом мифа, служит одним из наиболее универсальных способов познания мира. Филогенетически поэзия возводится, соответственно, к детскому языку (╚Стихи происходят из детского лепета╩. Пух пишет стихи в трудную минуту, чтобы придать себе сил, осмыслить непонятное, зафиксировать свою оценку происходящего или отметить поступок другого персонажа, разобраться в себе. Всего им написано 23 стихотворения самых различных жанров √ от шуточного каламбура, нонсенса, комического диалога со своим бессознательным, самовосхваления до медитативной элегии, колыбельной и торжественной оды.
В сущности, Пух √ это Пушкин. Синтонный темперамент великого русского поэта не раз подвергался психологическому исследованию, а место Пуха и его поэзии в Лесу соответствует месту Пушкина как солнца русской поэзии в нашей культуре (ср. о роли Пушкина в ╚Бесконечном тупике╩ Д. Галковского.
Синтонность, сангвиничность характера накладывает отпечаток на речь Пуха в целом. Его речь очень тесно свя-зана с прагматикой момента высказывания: она в высшей степени оперативна; лишь когда начинают говорить длинные слова, он отключается и отвечает невпопад. Пух находит хвост И-Ё, открывает Северный Полюс, спасает Поросенка. Он единственный из персонажей, который способен на такие речевые акты, как обязательство или обещание (комиссивы, по Остину и Серлю), которые он все-гда выполняет.
Для речи Поросенка характерна тревожная экспрессивность. Он все время забегает вперед, чтобы предотвратить якобы надвигающуюся опасность, своеобразное прагматическое упреждение. Когда Пух предупреждает его, что Jagular (а на самом деле сидящие на ветке дерева и не могущие слезть оттуда Тиггер и Ру) имеет обыкновение сваливаться людям на голову, а перед этим кричат ╚На помощь!╩, чтобы человек посмотрел вверх, Поросенок тут же очень громко кричит (так, чтобы Jagular его услышал), что он смотрит вниз.
Поросенок сомневается, умалчивает, выполняет ритуальные действия. Обещая что-либо или предлагая помощь, он потом под влиянием страха склонен уклоняться от выполнения своего обещания, рефлексирующая тревожность заставляет его разыгрывать целые воображаемые сцены и диалоги, где он, следуя механизму гиперкомпенсации, выставляет себя умным, находчивым и мужественным.
Для И-Ё характерна недоброжелательная агрессивность, неловкость и одновременно язвительная изощренность, нарочитое навязывание собеседнику своего понимания прагматической оценки ситуации, речевое пиратство, то есть стремление унизить собеседника, приписывая ему несуществующие у него пресуппозиции и тем самым фрустрируя его; для него также характерно раскодирование этикетных речевых штампов, их гипертрофия и рефлексия над ними:
╚Никто мне ничего не рассказывает╩, сказал И-Ё. ╚Никто не снабжает меня информацией. В будущую пятницу исполнится семнадцать дней, когда со мной последний раз говорили╩.
╚Ну уж, семнадцать дней, это ты загнул╩. ╚В будущую Пятницу╩, объяснил И-Ё. ╚А сегодня суббота╩, говорит Кролик. ╚Так что всего одиннадцать дней. И я лично был здесь неделю назад╩.
╚Но беседы не было╩, сказал И-Ё. ╚Не так, что сна-чала один, а потом другой. Ты сказал ╚Хэлло╩, и только пятки у тебя засверкали. Я увидел твой хвост в ста ярдах от себя на холме, когда продумывал свою реплику. Я уже было подумывал сказать ╚Что?╩, но, конечно, было уже поздно╩.
╚Ладно, я торопился╩.
╚Нет Взаимного Обмена╩, продолжал И-Ё. ╚Взаим-ного Обмена Мнениями. ╚Хэлло╩ √ ╚Что?╩ √ это топтание на месте, особенно, если во второй половине беседы ты видишь хвост собеседника╩.
Интересной особенностью речевой деятельности И-Ё, которая отсутствует у всех остальных персонажей, являет-ся острый и желчный юмор, широко использующий цита-ты и реминисценции из ╚народного╩ или даже литературного языка. Здесь нельзя еще раз не вспомнить великого русского романиста и его интерпретаторов.
Речь Сыча √ типичная речь шизоида-аутиста. Сыч употребляет абстрактные слова, оторванные от прагматики (типичная ситуация для шизоида √ знать много слов и со-вершенно не уметь ими пользоваться), не слышит собесед-ника и не способен к нормальному диалогу. Он все время пытается ввести собеседника в заблуждение относительно своих, на самом деле более чем скромных, способностей читать и писать, проявляя изощренную хитрость, с тем чтобы сохранить для себя и других имманентно гармонич-ный облик лесного мудреца.
Речевое поведение остальных персонажей более при-митивно. Речь Кролика носит подчеркнуто этикетный, де-ловой, целенаправленный и директивный характер. Его сфера √ это устные распоряжения и письменные директивы √ записки, планы, резолюции. Устная речь его активна, кратка, ориентирована на управление окружающими, лексически и риторически бедна, как это и должно быть в речи эпилептоида. Характерно, что он один совершенно не принимает поэзию Пуха, он просто не понимает, что к это-му можно относиться всерьез. Весьма вероятно, что Кролик не понял бы и этой статьи.
Интересно, что разные характеры в разной степени понимают друг друга. Так, Пух и Поросенок понимают друг друга с полуслова, Сыч и Кролик вообще не понимают друг друга, так как для первого важнее сохранить внутреннюю аутистическую гармонию, а для второго √ получить оперативную информацию, руководство к действию.
Самая характерная черта речевого поведения Тиггера √ агрессивное дружелюбие, хвастовство и безответственность. Первые два свойства позволяют ему делать суждения о знаках, значений которых он не знает (╚Чертополох √ это то, что нравится Тиггерам больше всего на свете╩).
Речевое поведение Ру сводится к формуле ╚Посмотри, как я плыву╩. Благодушная хвастливая демонстративность при противоположности габаритов делает этих двух персонажей неразлучными.
Кенга тонко и сложно проявляет себя в речевом поведении один раз, когда Поросенок попадает к ней в карман и она, чтобы отомстить похитителям Ру, делает вид, что не заметила подмены. При этом заявления Поросенка, что он Поросенок, а не Ру, она сложно игнорирует ответным заявлением, что если Ру будет притворяться Поросенком, то он всегда таким останется и т. д.
Речь Кристофера Робина характеризуется прежде всего негативными качествами. Он не пишет стихов, не тревожен, не агрессивен, не меланхоличен, не аутистичен, не демонстративен. Он, конечно, всегда дружелюбен и готов помочь, слегка выдумывает; как и все, порой говорит то, чего не знает. Но его речь √ в целом это речь идеального мальчика, существа высшего по отношению ко всем животным, для которых факт эпистемической констатации им (Кристофером Робином) положения дел тождествен онтологической закрепленности этого положения дел (если Кристофер Робин знает или считает, что это так, то это так). Но все же в личности и речевом поведении Кристофера Робина есть позитивное свойство, которое отличает его от всех остальных персонажей. Это его способность к саморазвитию, к эволюции. Он не только знает заведомо больше остальных персонажей, но его знание принципиально неограничено. Особенно это чувствуется во второй книге, где тема становления личности делается доминирующей и достигает кульминации в тот момент, когда Кристофер Робин в Гелеоновом Лоне рассказывает Пуху обо всех тайнах мира.
 
 
 

Анализ этого текста, а также непосредственный текст перевода ╚Винни-Пуха╩ (автор перевода В.Руднев настаивает, что перевод крайне близок к оригинальному тексту) позволил мне сделать следующие выводы:

1.Определение персонажей возможно только со значительными допусками. Вероятность точного определения типа героя в кластере 1/4 намного выше, чем 1/16.

2. ВИННИ-ПУХ.
Иррационал сенсорик. Циклоид-сангвиник √  по Иванову прежде всего Король и Рыцарь Мечей. Но его практицизм и демонстративное неприятие абстрактной лексики ближе к образу Короля Мечей.
 Настоящее имя Винни-Пуха √ Эдуард Бэр, а роль, которую он играет в лесу,  сопоставима с ролью персонажа русских сказок Михайлы Иваныча √ хозяина леса или в сибирском фольклоре √ хозяина тайги.
 Пух √ экстраверт. Об этом свидетельствует и его удовольствие от походов в гости, его более чем активная роль в жизни леса (одно только открытие Полюса чего стоит!), и, самое главное, его постоянно и неизменно демонстрируемый активный, янский характер и направленность ╚к╩ в познании мира.
 Неожиданное следствие. Если Винни действительно Король Мечей, то стоит пересмотреть некритическое восприятие типов Санчо Пансы и Ламме Гудзака √ сыгранных, кстати, тем же Е.Леоновым, который озвучивал и Винни-Пуха. Если же вспомнить фильм ╚Джентльмены удачи╩, то в нем Леонов сыграл и Даму Кубков (директора детсада) и Короля Мечей (настоящего доцента).

 3. ПЯТАЧОК.
Насколько среди обитателей леса Винни играет янскую роль, настолько же Пятачок олицетворяет Инь.
В тексте нет ни одного указания на экстравертированность Пятачка. Не подлежат также сомнению дуальные отношения между Пятачком и Винни-Пухом. Можно привести как пример такой факт: в минуты опасности при любом составе компании Пятачок брал за руку именно Винни-Пуха. В.Руднев посвящает большой раздел анализу сексуальной жизни обитателей Леса (собственно, его статья понравилась мне настолько, что я бы процитировал ее от начала до конца). И большая половина примеров основывается на отношениях Пятачка и Винни-Пуха. Очень любопытно действие, которое оказывает на Пятачка поэзия. Когда Пух написал Торжественную Оду в честь Пятачка, то Пятачок не смог себе позволить быть невеликодушным по отношению к Сове. Пятачок из советского мультфильма и Пятачок из перевода Руднева √ два совершенно разных Пятачка. И, если мультипликационный Пятачок весьма похож на Рыцаря Кубков, то Милновско-Рудневский Пятачок √ классический печальный Паж Кубков.
Не могу удержаться, чтобы еще раз не отметить преимущества символьной соционики. Жертвенность ИЭИ не вытекает ниоткуда: ни из одного аспекта, ни из одной позиции модели. Но Паж Кубков √ социальная роль приносящего себя в жертву добровольно и с восторгом. Так, как Пятачок принес себя в жертву в конце второй книги ╚Саги о Винни-Пухе╩.

4. СОВА (СЫЧ).
У Милна Сыч мужского рода. Он рационален и интровертен. Его завороженность длинными словами заставляет искать в нем логика, а восприятие названия вещи как более значимого, чем сама вещь, исключает сенсорика, что, как кажется, выводит нас на тип Паж Пентаклей. Но анализ его отношений с другими обитателями Леса, его стремления играть роль лесного мудреца позволяют предположить, что при самоопределении он вполне мог бы выйти па Пажа Посохов. Здеть мы опять сталкиваемся с серьезным расхождением образов из мультфильма и текста. Отсутствие логики как ведущей функции в Сыче на мой взгляд подтверждается тем, что он не создал ни одного Плана. А, желая прослыть мудрецом, тратил чудовищно много сил на создание образа мудреца, заключавшееся, прежде всего, в сокрытии своей фантастической безграмотности. Я не думаю, что можно определить, а еще более важно √ доказать, тип Сыча более точно, чем рациональный интроверт.

5. ОСЛИК ИА (И-Ё).
Классическое восприятие Ослика как Пажа Мечей диссонирует с соотношением Ослика и Достоевского, предложенного Рудневым. С другой стороны, Полякова настаивает, что сам Достоевский по типу ЭИЭ. А в практике не часто, но встречается проблема в различении депрессивного Рыцаря Посохов и такого же депрессивного Пажа Мечей.
Но, конечно, его желчная и сакрастическая речь весьма близка к Пажу Мечей.

6. КРОЛИК.
Стремление создавать планы и организовывать √ такое характерное для Кролика √ не выпадает из образа Короля Пентаклей. Кстати, это предположение косвенно подтверждает и Руднев: ╚Сыч и Кролик вообще не понимают друг друга, так как для первого важнее сохранить внутрен-нюю аутистическую гармонию, а для второго √ получить оперативную информацию, руководство к действию╩. Причем, что в случае Король Пентаклей √ Рыцарь Посохов (отношения суперэго), что в случае Король Пентаклей √ Паж Мечей (отношения ревизии) отношения тяжелые. Дуальность при таком непонимании исключается, погашение весьма возможно, но логика у Сыча отсутствует, а представить Сыча Дамой Посохов у меня не получается.

7.ТИГГЕР И КРОШКА РУ.
Тождественность как поведения, так и произносимых текстов двух этих персонажей совершенно очевидна и заставляет предположить в них обоих Рыцарей Мечей.

8. КЕНГА.
В контексте книги Кенга выполняет роль Взрослого в Детском Мире, поэтому определение ее типа весьма проблематично. Она находится вне системы.

9. КРИСТОФЕР РОБИН.
    Тип Кристофера Робина также не может быть определен через систему отношений с обитателями Леса, так как в данном тексте Кристофер Робин исполняет роль Высшей Силы, неопределимой по определению.