С.И.Чурюмов, 11.01.1999, г.Киев

Материалы к определению соционического типа украинского этноса

1. Значение вопроса

Хотя соционика еще не стала инструментом политических преобразований и лишь в зачаточных формах начала использоваться для оптимизации структур, связанных с экономикой, образованием и самосознанием граждан, составляющих население Украины, выводы, которые можно сделать на ее основе и с помощью ее методологии, могут оказаться неоценимыми. И соответственно, ошибки, которые могут быть при этом допущены, могут привести к непредсказуемым последствиям и отдаленным драматическим результатам в политическом, экономическом и культурном строительстве в рамках государства и за его пределами.

Находясь в самой гуще этноса, принимая непосредственное участие в этнических процессах и будучи пусть маленькой, но все же частью этого огромного, по сравнению с отдельным человеком и его жизнью, образованием, трудно быть объективным при оценке его характеристик, как это удается, когда издали рассматриваешь другие народы и государства √ США, Англию, Японию, Германию и др. В какой-то мере это связано с тем, что в руках у исследователя находится очень много информации по данному вопросу, и к тому же он лично заинтересован во многих проблемах, связывающих его жизнь с жизнью народа и государства, и личные предпочтения исследователя могут оказать субъективное воздействие на его позицию и результаты исследовательской работы.

2. Основные понятия этнографии и их соционическая интерпретация

В настоящее время существует несколько этнических школ, в основе которых лежит определенный подход к проблеме: примордиалистский, инструменталистский или конструктивистский. В этой статье мы не будем вдаваться в подробности, а лишь кратко остановимся на различиях между ними.

Этнологи-конструктивисты (Ф.Барт) понимают этничность как наиболее широкую категорию социального отождествления, стоящую в одном ряду с понятиями любой социальной группы. Для них это форма социальной организации, связанная с воспроизводством межгрупповых границ, которые устанавливаются прежде всего благодаря манипулированию принадлежностью к группе, а во вторую очередь культурными характеристиками этой группы. Такой подход к этничности может оказаться полезным для ориентации в различных политических и социальных ситуациях. С этой точки зрения, этничность воспринимается как относительный социальный параметр, возникающий в результате использования средств символического различения. Кроме того, это дает возможность конструктивно использовать этничность в политических целях, например, оценивать отношения между этническими группами, определять ее роль в социальных конфликтах и т. п.

Конструктивисты в своем понимании этноса подчеркивают значение субъективной стороны коллективного сознания, мифологии, воображения. Позитивистские и объективистские трактовки этнических феноменов опираются на эмпирические представления, трактуя черты, приписываемые этносу, как объективную данность.

Несколько по-другому к пониманию этничности относятся инструменталистские трактовки этого понятия. Здесь этничность понимается прежде всего как идеология, продуцируемая элитой для манипулирования массами и достижения собственных интересов в борьбе за власть. Такой подход характерен для политологических исследований межэтнических отношений, социологии власти и политической антропологии. Само название этой группы теорий оправдано тем, что они трактуют этничность прежде всего как эффективное средство для преодоления отчуждения, восстановления попранной национальной гордости, как социальную терапию и т. п. Все инструменталистские теории опираются на функционализм и утилитаризм.

Здесь существование этнических общностей объясняется с позиций социологического функционализма. Поскольку этнические группы существуют, постольку они служат определенным целям и соответствуют конкретным интересам. Это удобно человеку, поскольку он может использовать такую группу для того, чтобы справиться с отчуждением, порождаемым индустриальным обществом с его массовой культурой. Человек чувствует себя комфортно в созданном им мире, подчиняющимся власти традиций. В инструменталистском духе этничность может пониматься как средство преодоления информационной сложности современной жизни, помогающее упорядочить разнотипные информационно-избыточные сигналы.

Благодаря существованию этнических характеристик, человек может делить людей по их этнической принадлежности, что дает возможность упростить описание мира, используя дихотомию "свои-чужие" и позволяет оптимизировать взаимодействие с людьми, сводя его к принятому в этносе репертуару стандартных "ролей" и "ситуаций". В этой группе есть и другие теоретические разработки, но все они так или иначе сводятся к удовлетворению различных потребностей отдельного человека или группы людей с использованием своей принадлежности к этносу.

Среди инструменталистских теорий можно выделить группу ассимиляционистских концепций, в которых этнические группы считаются пережитком доиндустриальной эпохи, а потому их значение в результате урбанизации, модернизации, межэтнических браков, включения в иную культуру этнических меньшинств, переход всех граждан на единый государственный язык и т.п. должно постепенно уменьшаться.

В ассимиляционистском ключе ряд американских социологов предложили теорию "плавильного котла", в качестве которого, например, США выступают по отношению ко всем этническим меньшинствам √ все они должны переплавиться в нем в единый народ. А этнические "притяжения" и культурная близость, благодаря которой возникают межгрупповые объединения в политической борьбе за определенные интересы, -- это лишь временные и мелкие препятствия на пути к модернизированному национальному государству.

Однако уже в середине 1970-х гг. идеологи "плавильного котла", столкнувшись с феноменом массовых этнических движений внутри США, вынуждены были признать непригодность теорий ассимиляции для объяснения "новой этничности". После этого теоретики ассимиляционизма стали определять этническую группу как группу, объединяемую интересами, а саму этничность - как средство достижения групповых интересов, как определенный ресурс группы в политической борьбе. Эта смена позиций представляет собой отказ ассимиляционистов от примордиалистских трактовок этничности, как первичной данности, в пользу инструменталистских.

Большую, и в определенном смысле первичную, группу этнических теорий и концепций образуют научные разработки, в основе которых лежит так называемый примордиалистский подход. Общим для всех этих разработок является признание этноса ⌠первичным■ объектом, существующим независимо от социальных и политических влияний, хотя, возможно, и чувствительным к ним.

Так еще в двадцатых годах нашего столетия советский этнограф С.М.Широкогоров в своих исследованиях исходил из того, что "...этнос есть группа людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых ею от таковых других". Это пример примордиалистского подхода, поскольку здесь этнос берется как естественноисторический объект, реально существующий в мире.

Такой подход был позднее развит Ю. В. Бромлеем, предложившим такое определение этноса: "...исторически сложившаяся на определенной территории совокупность людей, обладающих общими, относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированном в самоназвании (этнониме)". Имеющееся здесь уточнение дефиниции Широкогорова, относящееся к этнониму, может иметь значение при определении особенностей, периодов и моментов исторического становления этноса.

Другую разновидность примордиалистского подхода развил Л.Гумилев. Он рассматривает этнос прежде всего как природное явление, а не просто удобную научную концепцию (этнос ≈ это не просто социально организуемая единица -- социально ее нельзя организовать ≈ она должна еще иметь и свои природные формы).

Для Л. Гумилева этнос √ это "биосоциальный организм", который, подобно другим организмам, отличается определенной длительностью существования, членимой на отдельные периоды, обладающие собственной спецификой.

Л.Гумилев разработал четкую периодизацию развития этноса. На обширном историческом материале он обнаруживает целый ряд фаз, через которые проходит этнос в процессе своего развития. Все начинается с исходного сочетания этносов и ландшафтов региона. В результате пассионарного импульса образуется группа людей, обобщенный девиз которых мог бы выглядеть как: ⌠Надо исправить мир, ибо он плох■. Это Гумилев рассматривает как пусковой момент в возникновении этноса. Затем начинается фаза подъема, проходящая под девизом ⌠Будь тем, кем ты должен быть■. Подъем может быть явным и скрытым. Подъем рано или поздно достигает своего предела √ акматической фазы (⌠Будь самим собой■), во время которой расход пассионарной (этнической) энергии достигает максимума, что подготавливает фазу надлома, проходящую под обобщенным девизом ⌠Мы устали от великих■. В фазе надлома пассионарный потенциал резко идет на убыль. Фаза надлома постепенно переходит в инерционную фазу, когда этнос вяло вспоминает былую славу и расходует накопленное. После этого начинается переход в фазу обскурации (если только этнос не гибнет раньше) √ это мрачный период междоусобиц и полного исчезновения пассионарного идеала. Далее идет переход к гомеостазу ( ⌠Да когда же это кончится!!!■) и наступает гомеостаз (⌠Будь сам собой доволен■) √ период, когда страсти улеглись и люди могут спокойно заняться своим делом, если оно у них есть. Далее √ переход к мемориальной фазе (⌠А ведь не все еще погибло!■) и мемориальная фаза (⌠Вспомним, как было прекрасно■), и последняя фаза ≈ вырождение (⌠А нам ничего не надо■). Фазы гомеостаза и мемориальную могут рассматриваться как два этапа фазы регенерации, когда творческая энергия этноса несколько поднимается перед тем, как навсегда опуститься до минимума в последней фазе, которая у Л.Гумилева, наряду с вырождением, называется также реликтовой.

Этногенез √ возникновение и развитие этноса, Л.Гумилев рассматривает как процесс, детерминированный в основном географическими и геокосмическими факторами, а формирование этноса как продукт совокупного действия космических энергий и особенностей ландшафта.

Если воспользоваться негативным подходом к определению этноса, то, с этой точки зрения, можно сказать, что этнос это не общество (в обществе акцент приходится на общественное устройство, а этнос на протяжении сотен лет своего развития может проходить и пережить самые разнообразные общественные устройства), это не раса (в расу могут входить разные этносы), это не популяция √ сумма особей, живущих на одной территории и беспорядочно между собой скрещивающихся.

На принципиально других, но тоже примордиалистских, позициях стоит П. ван ден Берг, один из основателей социобиологии √ научной дисциплины, тем или иным образом увязывающей социальные явления с их биологическим субстратом. Он считает, что этничность является результатом генетической предрасположенности человека к тесным контактам с родственниками по крови и опирающемуся на эти контакты поведению, имеющему видовой, то есть способствующий выживанию вида, характер. С таким поведением в социобиологии связывается термин "непотизм". Социобиология строит свои выводы на представлении о суммарной адаптивности, когда биологический вид оптимизирует свое существование по параметру выживаемости. В результате этого появляются, например, такие поведенческие феномены, как альтруизм. Представитель вида может ущемлять собственные интересы и пойти на жертвы, вплоть до гибели, ради выживания своих сородичей. И хотя при этом его личный вклад в генофонд вида уменьшается,-- а это один из биологических инвариантных императивов, -- тем не менее он увеличивает общую вероятность сохранения своих генов, поскольку они присутствуют в генотипе его родственников. Благодаря такому поведению вид становится более устойчивым, и альтруизм в форме соответствующего генетического материала закрепляется естественным отбором. Это важно для дальнейших рассуждений, поскольку здесь обнаруживается причина устойчивости этнического поведения и этнических параметров. Известно, какой удивительной устойчивостью обладают некоторые формы этнического сознания, сохраняясь в почти неизменном виде или трансформируясь в обычаи и обряды, первичный биологический смысл которых ускользает от интеллектуальной и логической регистрации, но остается важным для коллективного подсознания. В качестве примера можно привести обряды, связанные с днем Ивана Купалы. Люди прыгают через костер, девушки плетут венки и пускают их по воде √ почему, в чем тут дело? Почему Иван Купала? Купаться? Но тогда почему осенью? В том-то и дело, что это был не осенний, а весенний обряд. Он относится к первобытнообщинному строю. Это несколько тысяч лет тому назад. После длинной и суровой зимы люди выходили из землянок, где они ютились, прячась от холодов. Теперь можно было помыться и привести себя в порядок. В частности нужно было освободиться от насекомых, которые за долгие холодные месяцы расплодились на теле и в волосах. Взаимодействие с огнем (прыжки через огонь, хождение по углям) помогало изгнать этих непрошеных гостей. Затем можно было помыться в реках и озерах. А затем девушки плели венки из полевых и лесных цветов и украшали ими себя. Через много веков, когда люди стали жить в теплых домах и научились пользоваться банями, старинный обряд очищения огнем и водой утратил практическое значение, но память о нем, как о чем-то важном для выживания вида, сохранилась в подсознании народа в виде трансформированных рудиментов, сдвинутых во времени под влиянием позднейших идеологических приобретений, не терпевших языческого соперничества. И даже заурбанизированные жители городов, оказавшись осенью где-нибудь на природе, вдруг ощущаем непреодолимую потребность попрыгать через костер и радуемся поэтической красоте давно непонятного символа.

Естественный отбор, связанный с ориентацией на родственников, как считает ван ден Берг, был одной из важнейших причин образования этнических групп и этничности.

Социобиология указывает и на еще один важный феномен, связанный с категорией этничности √ это так называемая "реципрокность", или взаимность. Реципрокность проявляется в виде сотрудничества между отдаленными родственниками и просто более или менее случайными людьми. Взаимная поддержка также оказывается эволюционно выгодной, и может использоваться как стратегический инструмент в тех случаях, когда непотизм по каким-либо причинам не срабатывает. Двух указанных понятий оказывается достаточно, для того чтобы объяснить все типы социального поведения. Нетрудно понять решающее значение указанных понятий, если учесть, что ближайшие предшественники людей и первобытные люди многие тысячи лет жили относительно небольшими группами с высокой степенью родства между составляющими их индивидов. Именно эти группы и можно считать примордиальными, то есть первичными, изначальными протоэтносами.

Построения ван ден Берга, объединявшего племена, этносы и нации в качестве исторически различных реализации этнического принципа, являются развитием примордиалистского подхода. В отличие от него, для А. Смита и Ю. Бромлея этносы, оставаясь примордиальными группами, носят характер социальных, a не биологических сообществ, поскольку этнические связи у них рассматриваются как сущностно зависимые от исторических изменений.

Таким образом, все примордиалистские концепции трактуют этнические группы как реально существующие группы людей, которые: 1) характеризуются биологическим самовоспроизводством; 2) разделяют базовые культурные ценности, выражающиеся во внешнем единстве культурных форм; 3) образуют единые поля коммуникации и взаимодействия; 4) характеризуются членством, обеспечивающим идентификацию для членов группы и признание их другими группами. В соответствии с этим подходом этнические группы объективно могут быть отличены от других социальных и биологических сообществ типа классов, сословий, конфессиональных групп, рас, каст и т. д. Этнические группы рассматриваются как основанные на культурном единстве и, значит, онтологически реальные.

Школы, рассматривающие природу человека с эволюционной точки зрения, исходят из того, что этнические характеристики однозначно определяются такими объективными факторами, как наследственность, особенности ландшафта и климата, в котором обитает народ, культурное влияние и силовое давление соседних народов, историческая преемственность.

Теоретические подходы к изучению этнической реальности, практиковавшиеся и практикуемые в ряде стран бывшего советского блока, а также, например, в ФРГ и Финляндии, могут рассматриваться как отдельный тип примордиалистских концепций, в которых место эволюционно-биологических занимают эволюционно-исторические трактовки. Эту традицию можно возвести к представлениям немецкого философа и историка И. Г. Гердера, трактовавшего "народ" как единство "крови" и "почвы" (Blut und Boden). Эти взгляды, в советский период оценивавшиеся как неоромантические, были усвоены многими немецкими и русскими антропологами и этнографами.

В психологии известен феномен толпы. Толпа представляет собой биологический объект, обладающий телом, составленным из тел входящих в нее людей, и собственной энергетикой, которую нельзя свести просто к сумме энергетик ее частиц-людей, поскольку здесь возникает феномен образования целостности с ее сверхаддитивностью и эмерджентностью, то есть появлением нового качества (возможно, не одного) при объединении частей в единое целое. Народ √ это не толпа, но между народом и толпой имеются определенные параллели.

В некоторые моменты своего существования, особенно в критические, отдельные части народа легко образуют толпу или близкие к ней конгломераты, к которым вполне применимы законы толпы.

С точки зрения соционики, первичную, то есть находящуюся в начале своей эволюции, толпу можно оценить как интровертное образование √ она ожидает дуализации в лице лидера, вождя, руководителя. Первичная толпа отличается эмоциональным напряжением, что в соционическом смысле, противопоставляется интеллектуальной работе и может быть оценено как этичность (нелогичность). Кроме того, о первичной толпе можно сказать, что она иррациональна. А вот будет она сенсорной или интуитивной (в соционическом смысле) √ это зависит от дополнительных обстоятельств. В веселящейся, карнавальной толпе, по-видимому, будут преобладать сенсорные моменты. В толпе, охваченной общей тревогой, бедой, заботой о будущем, преобладающими окажутся интуитивные компоненты. То же самое можно сказать и о толпе, выражающей свое отношение к событиям своей истории - празднование.

Если энергия толпы выплескивается наружу, приобретает вектор направленности, то она экстравертируется, превращается в неукротимую сенсорно-волевую силу, способную смести на своем пути все. Примером ⌠векторизованной■ толпы можно считать консорции, на которые указал Л.Гумилев √ это относительно большие частично упорядоченные группы людей, в течение какого-то времени объединенные общей судьбой. Консорции могут стать субэтносами, на основе которых в дальнейшем могут сформироваться этносы.

В настоящее время при широком распространении представлений о биологической энергии можно высказать предположение о существовании индивидуализированного биоэнергетического субстрата у каждого конкретного этноса. Признание существования у этноса биоэнергетического субстрата дает возможность выявить и сформулировать специфические законы, которым подчиняется развитие этноса, а не сводить описание этого развития к регистрации социальных параметров. Такая регистрация, безусловно, правомерна, но в большей степени составляет предмет социологии.

Чтобы изучать и использовать эти законы, необходимо признать существование биоэнергии, которая по своей сути отличается от других видов энергии, существующих в окружающем мире. На основании законов функционирования биоэнергетических масс -- некоторые формулировки этих законов существуют в философских и духовных концепциях Запада и Востока,-- можно утверждать, что на основе биоэнергетических субстратов формируются биологические комплексы, представляющие собой взаимодействующие и развивающиеся сообщества живых существ (в том числе и людей). Люди в иерархии развития жизни на Земле занимают свойственное им положение. Это положение можно назвать особым, но это совсем не обязательно, потому что это естественная иерархическая особенность, и она является закономерной ступенью развития биоэнергетических комплексов. В данной статье мы не будем подробно рассматривать соответствующие законы, а лишь кратко сошлемся на них.

Согласно концепции, признающей существование биоэнергии, биоэнергия не сводима к другим видам энергии, и существует в этом мире по своим собственным законам, которые, впрочем, имеют много общего с другими энергетическими законами. При подходящих физических условиях, которые вовсе не обязательно сводятся к условиям, существующим на Земле, биоэнергетический субстрат (БС) со свойственным ему самодвижением и сверхфизической устойчивостью, становится основой живых существ √ минералов, растений, животных, людей и сверхфизических сущностей. Перечисленные классы объектов могут рассматриваться в качестве ступеней эволюции БС. Биоэнергетический субстрат становится основой, благодаря которой происходит развитие и самодвижение живых существ. Образовавшийся биоэнергетический комплекс (БЭК) √ единство биоэнергетического субстрата и его физической оболочки, или тела, √ претерпевает (пассивная форма!) развитие, проходя определенные ступени количественного роста и качественных изменений. Биоэнергетический субстрат изначально обладает способностью реагировать на внешние воздействия и, благодаря своему физическому воплощению, накапливать опыт взаимодействия со средой, а связанное с ним физическое тело (ФТ) во все большей степени адаптируется к соответствующим условиям существования. Физическое тело имеет временные ограничения, свойственные физическому миру, в то время как энергетический субстрат включает в свою структуру время и является пространственно-временной сущностью, а потому, с физической точки зрения, может восприниматься как бессмертный. Один и тот же ЭС может многократно воплощаться в физическом мире, наполняя собой различные ФТ. Эти ФТ образуют дискретный физический ряд, объединяемый одним и тем же ЭС, который сохраняет и реализует память об этом ряде.

Для биоэнергетических комплексов характерным является активный обмен веществом, энергией и информацией с окружающей средой. Характер этого обмена является видовой особенностью каждого конкретного биоэнергетического комплекса (БК). В основе прогрессивной эволюции биоэнергетических комплексов лежит увеличение их сложности, в результате чего на продвинутых этапах эволюции появляется развитая индивидуализированная психика и связанный с ней интеллект, представляющие собой структуры, преобразующие психическую энергию и перерабатывающие информацию. Именно изучением структур психических образований и занимается соционика.

Подводя итог сказанному выше, сформулируем рабочее определение этноса как социально запрограммированного биоэнергетического комплекса, телом которого является развивающийся во времени народ, осознающий свое историческое единство и отличие от других народов и фиксирующий свое самосознание в этнониме, обладающий стабильными особенностями культуры, единым языком и психическим складом и тяготеющий к единой территории. Здесь мы используем понятие ⌠тяготеющий■, а не ⌠проживающий на единой территории■, учитывая особенности украинского этноса, часть представителей которого находятся в диаспоре. Мы будем представлять этнос прежде всего как биологическое образование, на которое накладываются психологические и социальные законы. Мы понимаем позицию этнологов, которые делают акцент на социальной компоненте этноса √ это их взгляд, обусловленный их научной и социальной позицией, но мы считаем, что акцент на биологической и биопсихологической стороне этноса также имеет право на существование, хотя, возможно, такой подход вычленяет несколько иной объект научного исследования, очень близкий, но не тождественный объекту, который рассматривают другие научные школы. Учитывая возможную разницу, нет смысла спорить об определениях, а просто нужно учесть следствия, которые из этой разницы вытекают.

Используя терминологию и понятия, введенные Дж. Лилли, можно также представить этнос как очень большой биокомпьютер, поведение которого определяется имеющимися в нем программами и метапрограммами, записанными на некоем носителе, который, возможно, совпадает с субстратом психики или является его частью. Такое определение лишь терминологически отличается от определения этноса как БЭК.

В соционике разработана обобщенная модель психической структуры, а конкретное наполнение этой модели определяет ТИМ объекта, с которым эта модель связана. В соответствии с гипотезой универсальности ТИМа этнос как БЭК, будучи субъектом и объектом информационного, энергетического и вещественного метаболизма, обладает определенным ТИМом и соответствующей структурой, являющейся носителем этого ТИМа.

Можно принять идею, бытующую в этнологии и более конкретно развитую В.Д. Ермаком, относительно того, что этнос представляет собой часть структуры нации, в современном ее понимании: нация представляет собой единство этноса и государственной надстройки над ним. В соответствии с предположением В. Ермака, нации соответствует соционическая модель ⌠А■, в которой этнос описывается витальным кольцом, а государственная надстройка √ ментальным. В такой модели блоку эго (eg), согласно идее В. Ермака, соответствует интеллигентская прослойка, блоку суперэго (se) √ управляющий (бюрократический) аппарат, блоку суперид (si) √ ⌠лучшие люди■: выразители его настроений, чаяний, потребностей, герои и любимцы, а блоку ид (id) √ сам народ.

Думается, что модель и нации, и этноса сложнее, но безусловно, эта модель имеет право на существование, если учесть, что она представляет собой частную проекцию более сложной модели, предложенной В.А. Букаловым. С этой моделью А.В. Букалов связывает представление о психо-энерго-информационном пространстве, в котором располагаются структуры этноса и законы которого определяют все этапы развития последнего. Эта модель обобщает все социальные явления, и из нее, в частности, следует, что такие феномены, как например, нация и государство, при всей их политической важности, являются виртуальными эффектами целостного организма этноса. Этнос может существовать без государства √ в самом начале возникновения этноса о государстве нет и речи. Слово же ⌠нация■ (natio √ рождение) является прежде всего латинизированным синонимом слова ⌠народ■, хотя понятия, стоящие за этими словами как терминами могут сильно отличаться в зависимости от установок социологической или этнологической школы, использующей их. Определенную роль здесь может играть и соответствующий политический заказ. Однако нужно помнить о том, что более адекватная модель в руках принципиального политика будет и более эффективным инструментом политических преобразований, давая возможность просчитывать политические ситуации на более отдаленную перспективу и избегать характерных для политиков ошибок ограничения перспективы и поля зрения.

В этнической модели А. Букалова (⌠БЭ■), в частности, реализуется выдвинутый им принцип ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ВЗАИМНОГО ВОСПРИЯТИЯ СТРУКТУРНЫМИ ЕДИНИЦАМИ ЭТНОСА ДРУГ ДРУГА. Легко понять, что государство, возникнув на определенном этапе развития этноса, воплощая внутриэтническую власть и реализуя эту власть, может (и в подавляющем большинстве случаев именно это и делает, хотя исключения возможны) способствовать утверждению идеологии, которая подтверждает приоритет власти. Это относительный взгляд власти на саму себя с позиции собственного блока эго. Народ в соционической модели власти соответствует блоку суперид, и поэтому власть смотрит на народ как на объект своих забот √ отсюда лозунг ⌠все для блага народа■. В этой же модели промышленности и экономике соответствует блок ид (исполнительный), и соответственно, власть смотрит на эти структуры как на объекты манипуляции, управления, регулирования. А вот интеллигенции в этой модели соответствует блок суперэго (модельный эквивалент совести), и отсюда вытекают напряженные отношения властей к этой прослойке.

Напротив, в соответствующей модели народа народу будет соответствовать блок эго, и соответственно народ будет первичной данностью считать себя. Блоку ид здесь соответствует государство (в силу динамики и релятивных свойств модели возможны и другие варианты), и соответственно, народ может оказывать давление на государство (выборы, забастовки и др.); промышленность соответствует блоку суперэго √ отсюда выводится целый спектр отрицательных ассоциаций, связанный с наемным трудом, разрушением окружающей среды, ограничением рекреационных территорий и т.п., но конечно, существует и положительный ряд с напряженной семантикой, соответствующей суперэго. С точки зрения модели военно-промышленного комплекса, он, естественно, является ведущей структурой общества. Власть здесь связана с идом, и потому рассматривается как зависимая от него. Интеллигенция (суперид) √ это и наука, и искусство, и культура √ поставляет технологии, идеализирует, воспевает и оправдывает прогресс и подвиги, но есть и негативный аспект, который в семантике суперида (собственные или внутренние требования) выглядят как предупреждения о возможных опасностях, которые делаются из самых благих побуждений. Народу в этой модели соответствует блок суперэго √ это то, с чем приходится считаться.

Есть и другие модели этноса, которые не следует рассматривать как конкурирующие и взаимоисключающие √ они дают свои проекции такого сверхсложного объекта, каким является этнос, и соответственно облегчают понимание некоторых процессов, совершающихся в нем. К их числу относится, например, полная модель этноса, в которую в явном виде входят блоки эго всех ее структурных единиц.

(продолжение следует)

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Л.Н.Гумилев. География этноса в исторический период. Л.: Изд-во ⌠Наука■, 1990.
  2. А.Пономарьов. УкраЁнська етнографЁя. К., ⌠ЛибЁдь■, 1994, с. 317.

3.Бромлей Ю. В., Марков Г. Е. Этнография: Учебник. М.:Высшая школа, 1982.

4. Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М.: Наука, 1973.

5. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Наука, 1989.

  1. Широкогоров С. М. Место этнографии среди наук и классификация этносов. Владивосток, 1922.
  2. Плюснин Ю. М. Проблема биосоциальной эволюции: Теоретико-методологический анализ.≈ Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990.≈ 240 с.
  3. Мастюгина Т.М., Перепелкин А.С., Этнология, М., 1997, 317 с.
  4. Ермак В.Д., К определению ТИМа украинской нации, доклады на соционическом семинаре, 1998.
  5. Чурюмов С.И., Гипотеза универсальности ТИМа, СМиПЛ ╧ 3 , 1996.
  6. Дж. Лилли, Программирование и метапрограммирование в человеческом биокомпьютере, К., София, 1994.

А.В. Букалов, Модель ⌠Б■ этноса, доклады на соционическом семинаре, 1995-1999.